February 25th, 2010

КРОВНАЯ МЕСТЬ

Моя подруга Катя Кокорина учит детей в школе для беженцев. Как-то раз она пересказывала чеченской девочке сюжет «Ромео и Джульетты»: мол, парень и девушка любят друг друга, но их семьи враждуют... - и вдруг по взгляду девочки поняла, что та слушает не книжную сказку, а понятную жизненную историю...

- Раньше все село было, как родные, все были заодно ― а теперь соседу своему не доверяешь. Тот за тех, этот за других. Во вторую войну это началось. Наш сосед стал масхадовским командиром, папаху нацепил, маузер на боку. А мой брат был замглавы российской администрации. В один день пришли боевики, убили его ― Рамзан замоклает, глядя в окно, на лице появляется сдержанно-спокойное выражение ― глубокого старого оскорбления, с которым он давно привык жить, которого не стесняется и никогда не простит.
- Вы знаете, кто это сделал?
- Примерно знаем, точно пока нет - они же были в масках. Но мы узнаем.
- Как?
Рамзан спокойно улыбается:
- Ну, это долгая работа, выясняем потихоньку. Кто-то, ведь, из местных их привел, кому-то из командиров они потом доложили. Наводчика мы знаем, но его уже убили, к сожалению.
- А то бы вы что с ним сделали?
- Ничего, просто бы рассказал нам, кто брата убил. У нас такого нет, чтобы соучастникам мстить. Только «кюг бехке», так у нас говорят - тому, чья рука стреляла.
- А если он уже погиб?
- Тогда его братьям, детям.
- Вы их... не простите?
- Клянусь Аллахом, не прощу!
Collapse )

КРОВНАЯ МЕСТЬ 2

В сопровождении «мемориальцев» я езжу по Ингушетии и Чечне. Мы ищем стариков-мирителей. Их все знают, найти не сложно, но с незнакомым человеком говорить они не хотят. Тысячу раз извинившись, несколько стариков, нам отказывают: «Я давно этим не занимался, уже ничего не помню, да и трудно мне говорить, здоровье уже не то...» Кровная месть и вообще взаимоотношения семей - дело частное. В советские годы вся традиционная вайнахская жизнь была подпольной, за кровную месть давали 15 лет. Потом все поменялось, но все равно говорить о таких вещах публично не принято. Во-первых, есть что-то вроде тайны следствия: никто не хочет рисковать своей репутацией - дескать, он распускает слухи. Во-вторых, все, что связано с кровью, опасно ― неизвестно, как отзовутся твои слова. Чем меньше будут знать посторонние, тем лучше.
Collapse )